Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:29 

Путешествие по Кавказу. Ставрополь-Романтик-Семицветное.

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Автобус в Ставрополь был ночной, но шел часа 4, поэтому я честно дремала на автовокзале.
Интересное место автовокзал!
Он словно цельный организм, в котором ничего не происходит случайно и просто так.
*Часу на 4-м это становится настолько наглядно, что даже страшновато))*

В Ставрополе ничего не напоминает про горы.
Но стоит выехать из него, как начинается серпантин и уютные горные поселки. И так сразу здорово!


Вообще я собиралась выходить в Архызе, но во мне оказалось слишком много малодушия для этого.
Тут ведь как.
Есть места, в которые приезжаешь - и с первой секунды нет вопросов.
(Это даже не про нравится / не нравится, это про "я полюбила, прежде чем решила полюбить" ).
А есть все прочие.
Их зачастую любишь сильнее, но всё-таки прежде от тебя требуется некое усилие.

Архыз оказался из вторых.
И дождь там начинался.
И водитель почему-то был уверен в том, что я до конца.
Вот я и поехала.


... Мы остановились у мегасовременного комплекса.
Там многозвездочные отели и рестораны.
И горнолыжный подъёмник неподалеку.
Милые девушки рассказали, что единственная известная им поблизости турбаза находится на другом берегу реки. Я накинула рюкзак и поспешила к ней.

А там не то чтобы турбаза))
Там, скорее, детский лагерь.
И вот ты приходишь такой наглый к тамошним взрослым, спрашиваешь, где тут можно палатку поставить.
- Где?
- Ну вон там, например.
- Можешь поставить рядом с теми досками, - выносят мне вердикт. - А ты как готовишь?
- На костре.
- У нас на костре нельзя: палатки могут загореться.
- Гкхм.
- Но мы к тебе постучим, когда у нас ужин будет. Отдыхай.


Взрослые сообщили мне, что на Семицветное меня ни за что не пустят, что мне нужно продумать маршрут и отметиться в мчс.
На вопрос о том, почему меня не пустят, они давали такие диковинные ответы, что я решила прогуляться в ту сторону.
Был теплый солнечный вечер, по дороге сновали машины, лошади и коровы, шумел Архыз.
Когда через час с небольшим я увидела будочку погранцов, я хотела было повернуть обратно (меняво многом ими и стращали), но природная наглость взяла верх.
- Скажите, а на Семицветное можно пройти?
- Да, паспорт есть?
- Есть. А с палаткой?
- А почему нет? Вон же стоят.
- Отлично, спасибо.
*Никогда не понимала, почему люди настолько активно пытаются убедить в том, чего точно не знают. Вроде бы, так и скажи: не уверен. Но нет же ж))*

Меня очень вкусно накормили, но если вы представляете себе, что такое детский лагерь (с огромным музыкальным центром и дискотеками), вы едва ли согласитесь ночевать на Старом Романтике (пусть и бесплатно, и вот даже кормят).
Руководительница оного считала, что мне нечего делать в горах (слишком я скромная для них).
Когда я вышла сказать ей "до свидания", она спросила, отметилась ли я в мчс.
- Нет. Я никогда так не делаю.
- Ты поступаешь неправильно! - заявила она мне.
Меня сложно вывести из себя. Но тут я не сдержалась:
- Да почему??
Она не ответила.


*Они очень славные там. Вот даже ночевать пустили, маршрут предлагали помочь составить и т.п. Но тебя словно пропускают через инкубатор. Есть действия правильные, а есть - нет. Неважно, кто это придумал. Но ты должен поступать так, так и так. Не приемлю од собственным страхам*.
Я не пришла завтракать, потому что на тот момент мне было неудобно брать еду у других людей (чувство вины - наше всё)).
Но когда я уходила, мне дали бутерброд, три кусочка сыра и напоили чаем (дали бы и кашу, но уже выбросили).
Никогда не думала, что на этом можно пройти с рюкзаком 7 часов, но, оказывается, да))

Погода в тот день была смутно понятной.
Туда-сюда бродили тучи, где-то гремело.
Погранцы подарили мне карамельки, после того как на такой частый вопрос:
- Ну как же ты одна? А если медведь? - я ответила:
- Я справлюсь.
А дальше начались чудеса.

У развилки я встретила девушку-радиальщицу Лину (в половину третьего; это нереально, учитывая местные расстояния).
Она тоже направлялась на Семицветное, но никогда не ходила в горах одна, поэтому предложила идти вместе.
Эта идея показалась мне довольно странной (я 2,5 часа иду с рюкзаком, а она только вышла налегке), но не я её предложила))
Лина показала мне чабрец, дала попользоваться своей палкой; мы вместе пережидали ливень и осколки грозы под какой-то одиночной берёзой.
А потом мы друг друга потеряли))
У меня стали заканчиваться силы, я отстала и, видимо, пошла другим ответвлением тропы.
Мне было очень совестно за себя (надо же ж превозмогать; и вдруг Лина пойдёт меня искать; я кричала ей, конечно, но в принципе делаю это тихо), но тем не менее.


У мимопроходящей группы, инструктор которой вдруг меня перекрестил, я узнала, что Лина идёт где-то впереди.
Камушек с шеи как будто спал.
Перед непосредственным подъёмом на озеро мы встретились как два состава, вышедшие из пунктов А и В.
Я отдала палку)
*Если бы не Лина, я бы за этот день не дошла до Семицветного. Просто не смогла бы физически. Но когда идёшь с кем-то, очень не хочется подводить*.

Стоявшая на озере группа прибежала помочь мне поставить палатку.
А потом поила чаем и угощала сладостями в ночи.
Одна женщина приглашала в гости под Краснодар хоть на всё лето))
Не знаю, почему так.
Я ничего для них не сделала.
Светлые такие люди)


И ещё 3.

@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий

14:17 

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
В горах разное происходит.
Но что бы ни, тебя не допустят дальше того предела, за которым ты не можешь уже ничего.
Иногда уроки эти очень травматичны, однако стараться их избежать - затея не то чтобы пустая, но сомнительно ценная.

Я очень боюсь гроз.
Грозы - это то явление, которое преследовало меня от Тюнгура до Новосибирска, но, скорее, как угодившего в мышеловку мышонка.
Я ничего не могла сделать со своим страхом, кроме как, чуть-чуть его проработать.
Но Кавказ всё расставил по своим местам.

... Мы стояли на Семицветном двумя палатками.
Во второй была семья из 4-х человек: Локки папа, мама и две маленькие девочки.
Гроза началась в середине ночи и продолжалась часа 4.
Кажется, что обычно она сосредотачивается над вершинами и перевалами, но в этот раз не обошло и наш полуостровок.
Небо вечером было ясное-ясное, а тут вдруг так.

В грозу страшно то, что внешне ничего поменять ты не можешь.
Над тобой грохочет стихия - и если молнии суждено в тебя попасть, так и будет.
... В таких ситуациях молишься за других.
За тех, кому сейчас ещё более жутко.
За тех, кто, может, без палатки бредёт куда-то, или вот за детей по соседству.
(Хотя будем честны: в палатке такое огромное количество вещей - отличная приманка для разряда, что даже смешно, пожалуй, и большое внутреннее усилие требуется для того, чтобы не выскочить из неё в страхе).
Но кругом ночь, и горы содрогаются от грохота, и ты вместе с ними.

... Несколько дней спустя я спускалась с вершины горы.
Мысль о спуске возникла у меня сразу, когда я увидела прямо над собой дождевую тучку.
Пару минут назад она была белым облачком, и хотя алтайский опыт подсказывал мне, что из такого грозы не прольётся, хотя гроза-гроза была далеко (насколько ты можешь судить, наблюдая её формирование с вершинки), по какому-то наитию я стала спускаться вниз.
Тучка, разумеется, последовала за мной (немножко досадно наблюдать светлое голубое небо над вершинкой, на которой только что был, но что поделать).
Под редкие дождевые капли я добралась до перевала, спустилась где-то на 2/3 и вдруг повернула направо - снова по какому-то наитию.
Вправо уходила неуверенная тропка, позволяющая добраться до Семицветного без сильного сброса высоты (траверсом).
Я никогда по ней не шла, но вот свернула.

Где-то через пять минут без объявления войны на меня начал выливаться ливень из той самой маленькой тучки.
Склон загрохотал, посыпались молнии.
Я как раз брела по курумнику (а по той тропе курумник и заросли рододендрона, и больше нет ничего), нашла камень, который чуть выступал над другими, образуя своего рода карниз, укрылась дождевиком, который даже надеть не успела, и принялась ждать.
... В какой-то момент небо полностью затянуло (две грозы как бы соединились).
Стало очень холодно, меня начал хлестать град - а молнии всё ещё пылали над головой.

В такие моменты понимаешь, что, в общем, всё равно, находишься ты на вершине, тут на склоне или в палатке.
Это не рассудочное понимание - это то, к чему приходишь, когда снова ничего не можешь поменять.
Кажется-то, что, добеги ты до стоянки, всё было бы хорошо.
Только это иллюзия)
Слишком неприкрыто туча следовала конкретно за тобой.

... С тех пор я не то чтобы не боюсь гроз - но они перестали быть для меня каким-то непереходимым страхом, чем-то, с чем я совершенно не умею взаимодествовать.
Я предпочитаю с ними не сталкиваться, но когда сталкиваюсь (а Кавказ это регулярно обеспечивает, словно по заказу)), моя Вселенная не рушится. Я остаюсь той же, кем была, и могу не только сидеть и бояться.
И это... невероятное что-то.

***
Но рассказывать изначально я собиралась не про себя.
Вспоминая начало поста, приведу два зеркальных (для меня) случая.
Они важные.

1. Как-то раз я спускалась с вершины горы за перевалом Аюлю.
Я, скорее, спешила, потому что до Семицветного далеко, и хотелось бы быть там до темноты, но спуск прошел сильно быстрее, чем я рассчитывала, и я задержалась в своем любимом предвершинье.
И вот смотрю я в сторону перевала, а там идет группа.
Далековато, видно не очень хорошо - ну да что мне там рассматривать.

А через перевал проходит огромный снежник.
Сначала он просто идет под довольно крутым уклоном, а потом вдруг обрывается почти под прямым углом.
Те, кто проходят через перевал, обычно обрезают его по верхней половине под определенным углом.
Но тут какой-то человек (тогда мне показалось, что лет 17-ти) начинает двигаться по нему параллельно склону.
И по началу он делает это нормально - но на вертикальном обрыве что-то определённо идёт не так, и мужчина теряет равновесие.
Я не вижу со своей высоты, чем заканчивается эта история, но для меня она выглядит очень плохо, потому что там и скорость развивается нехилая, и огромные камни на выходе со снежника, и что-то определённо пошло не по плану.

Я думала, что исход этой ситуации летальный.
Но догнав эту группу любителей на полпути к Семицветному и побыв у них проводником (прямо-таки яркая моя функция в этом походе)), я выяснила, что пошло не по плану всё у их очень крутого руководителя лет 50-ти (из тех, кто может всё и кто плевать хотел на всякие 'невозможно';).
Он не соскользнул, он планировал проехать под углом 90 градусов, чтобы быстрее забрать рюкзаки своей семьи, однако палки, которыми он собирался тормозить, оказались для этого неподходящими, и мужчина потерял равновесие.
Он говорил мне, что много ругался матом - там, на камнях, под снежником, что этот день - день его второго рождения, но обошлось даже без царапин.
*А если бы на его месте был кто-то другой, было бы почти с гарантией худо*.

2. Но бывает и по-другому.
Мне нужно было попасть на горку за перевалом Караджаш, но я очень смутно представляла себе, где он находится (и где, соответственно, проходит тропа).
Увидев молодую пару (и подумав, что они, конечно, туда), я дождалась их, чтобы эту самую дорогу узнать.
Но оказалось, что они сами идут по навигатору, и мне снова пришлось работать проводником :), потому что уносило их откровенно не туда (моё смутно было, оказывается, не так уж и).
И вот идём мы с ними по тропе, а девушке откровенно не нравится происходящее.
Она очень неуверенно чувствует себя на курумнике, не хочет никуда идти с рюкзаком (она этого не высказывает, но видно же), немножко ругается - ну да оно в целом и понятно: её парень рвётся на какие-то сложные маршруты, однако, совершенно не представляя себе, что там да как (у него есть навигатор, и он ему верит).

И вот перед нами возникает снежник.
Несложный, почти не под наклоном, но Аня кричит, что мы будем обходить его по камням.
Ок, не вопрос.
Её парень лезет на курумник, как вдруг Аня, которая всё ещё неуверенно чувствует себя в такого рода пространствах, передумывает.
*Мне кажется, передумывать в пользу страха более простых (да даже и сложных) вариантов - это то, чего категорически нельзя делать в горах. Ты можешь сомневаться, принимая то или иное решение, но если ты его уже принял, стоит ему следовать*.
И отправляется вдоль по кромке снежника.
Ок, не вопрос, я иду за ней.

Но не проходит она и 5-ти меров, как случается беда: снежник ведь укрывает камни, и потому категорически не стоит ходить по его краю (как зимой в горах не стоит ходить рядом с деревьями: там вокруг глубокие ямы), Аня же боится и идёт по самой кромке.
Ну и распарывает себе ногу (чуть ли не с веной вместе) до кости.
- У тебя есть что-то, чем можно перевязать? - спрашивают они меня.
А у меня аптечка состоит из пластырей и зелёнки, да и те у Софийских в палатке.
В итоге у них находится эластичный бинт, и я аккуратно советую им возвращаться на Софийские (а не идти сейчас на перевал даже налегке, как хочет молодой человек) и поспрашивать про аптечки стоящих там людей.
От своих знакомых я впоследствии узнаю, что рану они Ане заклеили ("но лучше было бы зашить!" - говорят), сообщили об этой паре в МЧС и отправили вниз, спускаться.

Чувствую вину и за то, что ничем не помогла (могла бы вот второй рюкзак донести, например [в итоге-то парень нёс оба], а не не сходить с запланированного маршрута), и за то, что вдруг это из-за меня (они предлагали их обогнать, но я малодушно этого не сделала), но, в частности, и таким образом горы не пускают.

Предельно параллельные ситуации для меня, хотя и предельно различные: очень разные по силе духа люди в них оказались.

@темы: воспоминательное, в зеркале моих восприятий, а - так, тяпкой в душу, мир на сетчатке глаза

11:56 

Путешествие по Кавказу. Питер-Москва-Астрахань-Элиста.

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Всё начиналось - как обычно - с рывков.
С 'под вечер я обнаружила, что пакеты под крупу рвутся, но за 10 минут до открытия обнаружила киоск, в котором продается то, что мне нужно', с 'сушеный сыр очень много весит, а я забыла это учесть, и надо как-то облегчать рюкзак, а некогда', с 'на метро-то я успела, а на пересадку на Гостинке - нет; хорошо, что автобусы ещё ходят :)'. Но уже поезд всё расставил по своим местам.
Я ехала на нижней боковушке, смотрела на лес за окном, и хотя он не пел, всё было правильно-правильно.

В Москве тучи ходили за мной по пятам.
Но думать с Коломенским, вдыхать липовый цвет, добираться до Библиоглобуса и обнаруживать, что сегодня скидочный день, а кругом немало людей с карточками, поедать мороженое в метро, разговаривать с Хельтой, добираться до изнанки странного, но очень известного дома у Чистых и обнаруживать там пусть не красоту, но мощь - прекрасно.
А проезжать с автобусом по 3-м автовокзалам!..
Очень странная процедура, но когда так поездишь по Москве, полюбуешься на облака за Павелецким?)

Ехать в жару в Астрахань на автобусе - жестко, но на какой-то остановке накрывает любимыми с детства степными запахами. Стоишь, вдыхаешь, гладишь какого-то огромного бездомного пса, изумляешься зелёным подсолнухам во 2-й половине июля)

Астрахань прекрасна. Мы очень странно проводим там время: на ночь глядя отправляемся пешком в центр искать кафе, говорим важное, гуляем вплоть до завтрака, внезапно купаемся в Волге, переправившись на пляж на лодке (я крайне неоднозначно отношусь к купаниям, но когда температура на улице приближается к +40, окунуться в какой-нибудь водоём - прекрасно), бродим по Кремлю с его лабиринтами и башенками.
... В Астрахани очень, очень много бродячих собак. Днем они довольно безобидны (хотя когда идешь через частный сектор, сжимается сердце), а по ночам сбиваются в стаи. В стае всегда есть крутой вожак и рядовые члены, которые сами по себе трусливы, но вместе ощущают себя силой.
Т.к. в городах мне особенно бывает нужно свободное время, в которое я брожу строго одна, я ухожу как-то на ночь глядя (а живём мы не совсем в центре).
Астрахань обнимает тихонько, пробуждает мышление, мы много думаем про то, чем здоровая человеческая группа отличается от человеческой же стаи, о том, что мне не стоило бы быть хвостом, но по-другому я не знаю, как...
Здорово так идти, размышлять, вдыхать свежий астраханский воздух, слушать цикад, улыбаться паукам и абрикосам на крошечных центральных улочках.
... В двух шагах от гостиницы на меня нападает стая, точнее, вожак оной.
У него волчьим блеском светятся глаза, и мне не хочется проверять на себе, бешеный ли он.
Меня отбивают местные жители, но мне горько ощущать себя безликим хвостом.
Ведь быть хвостом - это не просто ходить за кем-то по пятам, не имея собственного мнения, это самоощущение.

Утром всё по-другому. И характер разговоров с городом, и собор, в который заходишь, а он летит, и даже моя наглость :)
В кремлевской башне экспозиция во многом посвящена корабельному делу, и, конечно, там есть колокол (в который мне, конечно, очень хочется позвонить).
И понятно, что прямо не спросишь (разумеется, это запрещено).
- Скажите, а вы знаете, как звучит этот колокол? - спрашиваю я у смотрительниц.
- Конечно, знаем. Но звонить в него нельзя.
- Это понятно. А какой у него звук? Высокий, низкий? Громкий, тихий? Какая нота?
- Он ка-ак зазвонит! Можешь ударить тихонечко, пока никого нет.
Того и добивались))) Правда, за это пришлось писать отзыв в книгу отзывов, но это побочный эффект :)


А ещё в Астрахани есть настоящие качели (!), странные цветы, у которых бутоны фиолетовые, а собственно цветы вдруг розовые, кошки, которые дают себя гладить, волшебно подсвеченные мосты, всеми цветами радуги украшенные детские больницы, множество печально заброшенных домов, фонтанов, в которые хорошо засовывать руки, музей лягушек и жаб :), отличное грузинское мороженое со специями и звезды.

... В Элисту едем на машине, втроем с водителем, и меня накрывает ощущением автостопа. Бескрайней дорогой, ведущей отсчет километров, ощущением скорости и надежного управления, странными разговорами, которые не то чтобы вынужден поддерживать, но интересно повзаимодействовать с новым человеком, двухступенчатыми миражами. Кругом такая жара, что кажется, будто от асфальта валит пар, подъезжаешь чуть ближе - оный превращается в воду, ещё ближе - нет ни пара, ни воды.
Добираемся за каких-то 3,5 часа.
Возникает ощущение дома, в который возвращаешься, и тепла.
А ещё, если выйти вечером в поля, поражаешься многообразием цветов и оттенков.
Удивительный город)


Утром еду на службу в хурул. Несмотря на все блуждания под дождем по частному сектору, добираюсь.
В хуруле как всегда ощущаю себя хорошо. Но если в православных церквях словно бы взмывает в воздух само здание храма, тут ничего подобного не происходит. Впечатления неземные, но они предельно отделены от материального.
Почему-то мне вручают в хуруле мешочек с конфетами (это уже прямо традиция какая-то)), я тихо бреду через город, утоляю голод, улыбаюсь вышедшему солнцу и яблонькам.
Дома пересматриваем с Виолой "Лэсси" - и у меня достаточно тяжёлые впечатления вдруг. Меня... возмущает топорность чувств, их грубость что ли - хотя сам фильм я ещё неоднократно вспомню на Кавказе. Равно как Евангелие от Иоанна и 1-е послание к коринфянам, которые тихо читаю в ночи.
Они напоминают мне о сфере, связь с которой я регулярно теряю (хотя с Астраханью мы честно думали про баланс между душевным и духовным и даже, вроде, к чему-то пришли). И как в Астрахани я выписывала в походный блокнот кое-что из Штайнера, так тут - из Библии.

... Здорово гулять по Элисте вечером. Тут и свежесть, и запахи, и внезапная совершенно сахарная вата)))
И действительно вкусная пицца и рис с овощами :)
Да и просто - люблю этот город и людей, которые там живут.
Но если едешь в поход, задерживаться не стоит.
И уже ночью автобус уносит меня в Ставрополь.

@темы: а - так, в зеркале моих восприятий, в объективе, мир на сетчатке глаза

01:11 

Dreeema
Мы не безумны, мы някнуты...
Это была очередная игра про то, как меня нае обманули. И кто? Да собственный "муж", который с прошлой игры (просто с прошлой, где вместе играли) решил "узаконить" отношения. В прошлый раз он мне хотя бы не врал....

Ладно, хорошая была игра. Это я доверчивая. И у меня сменился режим с "хладнокровная, малоэмоциональная" на "верная, добропорядочная". Снова играю одних и тех же персонажей. Надо пробовать что-то менять. С другой стороны, режим "не верю вообще никому" меня нереально выматывает, это мой реальный кошмар. Наверное, поэтому в играх и цепляюсь хотя бы за одну ниточку. Надо попробовать это куда-то деть.
И больше никогда, никогда не верить персонажам этого коварного типа!:-D

Еще хочу.

14:41 

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Это был очень странный (в хорошем смысле этого слова) поход.
Не раз и не два мне хотелось бросить всё и уехать - потому что психологическое напряжение, потому что стараешься идти туда, куда идти трудно и страшно, потому что не знаешь, что будет завтра. Самая простая радиалка может оказаться чем-то, что перевернёт твоё сознание, а самая на вид трудная - оазисом в пустыне.
... Как бы ни было страшно - двигайся, как бы ни был беспросветен тупик, в который погрузилось сознание, - вспоминай про духовную основу бытия и понимай тем самым, где включил не тот поворотник. И сердцем, и умом; одновременно.

"Зачем ты ездишь в горы? - спросил у меня один прекрасный пятигорский житель. - Чтобы рисовать, чтобы получать вдохновение, чтобы делать красивые фотографии?"
Я задумалась тогда и записала в походном блокноте ответ.
Довольно длинный и путаный)
Сейчас я бы сформулировала так: я езжу в горы, чтобы соответствовать самой себе и одновременно формировать эту себя, воспитывать, если угодно (одно ведь неотделимо от другого, правда?), с одной стороны.
С другой стороны, чтобы взаимодействовать с этим пространством, осознавать его по мере сил.
С третьей, я просто очень люблю горы) Мне легче дышится на просторе и высоте. Меняется взгляд, характер мыслей, возникает изумление.
Мне пока сложно находиться на высоте более 3000 метров (мне очень хочется там быть, но грубость моего существа - по ощущениям - этого не позволяет, поэтому час-два оказываются пределом), но 2600-3000 - этакий идеальный вариант.
Надеюсь, эта планка сдвигаема)

А ещё в горах отличные люди.
Трогательные порой очень, заботливые.
Не всегда ты готов принимать то, что они тебе предлагают (потому что в половине случаев принять что-то - проявить слабость, сбежать от себя, не соответствовать себе, пойти более лёгким путём и т.п.), но от этого взаимодействие с ними не становится менее ценным.
"Ты смотрела фильм "Дикая"? Ты очень похожа на его героиню", - утверждают, не сговариваясь.
Не смотрела и вряд ли буду, но славные же такие!)


@темы: мир на сетчатке глаза, в объективе, в зеркале моих восприятий, тяпкой в душу

12:10 

Хэтта
Следуй за белым кроликом (с).
Я вернулась, пока в Москву.
Путешествие получилось отличным!
Но прежде чем рассказывать про него подробнее, опишу один случай из самого начала похода, который многое во мне перевернул.

***
"Это почерк дьявола, а не Бога;
Это дьявол под маской Бога
Отнимает надежду там, где надежда есть" (с).

Был жаркий, солнечный день. Я три часа поднималась на перевал, а поднявшись, резко повернула направо.
Я не понимала, почему это делаю; я даже не успела решить это сделать - настолько мне казалось само собой разумеющимся отправиться на эту скалу без глотка воды в термосе. Ну да ладно.

В какой-то момент я психологически не смогла карабкаться дальше.
С небольшой палочкой этого делать уже не получалось (куда бы я её ни затыкала, она цеплялась за скалы и делала тем самым вылазку смертельно опасной), потому что подъём стал вертикальным, а без неё... мне нужно было видеть, что хотя бы кто-то без снаряжения так делает, ибо были у меня недобрые подозрения по поводу адекватности происходящего.
... Я не смогла доказать себе, что подниматься дальше разумно, очень себя ругала за это малодушие, но принялась спускаться.
А там скалы, и обрывы, и приличная высота.
И я забыла, где поднималась.

Бросаешь вперёд палку, чтобы не мешала, сползаешь по скалам, и снова, и снова, как вдруг утыкаешься в крутой склон из травы и сыпучки.
Ты понимаешь, что это твой шанс, что наконец-то ты добралась до места, с которого спуститься реально (скалы-то обычно приводят к обрывам) - но крутизна серьёзная, и ты решаешь поискать что-то менее пугающее (зная, что ни к чему хорошему бегство от страхов тебя не приведёт).
Несколько раз скалы приводят к обрывам.
Ты уже, в общем-то, согласна на траву и сыпучку, как вдруг замечаешь снежник.
Впадаешь в состояние близкое к эйфории (почему вдруг? зачем?.. ну не по скользкому крутому снежнику же ты станешь спускаться!): тебе не просто кажется, ты уверена, что там скрывается спасение; добираешься туда.

Рядом со снежником сыпучка, сотканная из крупных камней (неприятная штука, потому что от них не ожидаешь, что они поедут, а они ровно это и делают).
Тебе всё равно (психологически ты уже внизу); цепляясь за снег рукой и палкой, ты потихонечку пускаешься вниз.
До первого поворота.
За которым, конечно, пропасть.
Ну, формально-то нет: снежник, рядом с ним вдруг бездонная широкая трещина, а по другую её сторону гладкая скала.

О том, что испытываешь в этот момент, хорошо бы молчать.
Потому что ужас - про тишину.
Про отсутствие слов, про "я уже себя не сберёг"и связанное с этим отчаяние.
Где-то над головой палит солнце, на перевале напротив гуляют туристы, а у тебя нет ни воды, ни душевных сил, ни, в общем-то, физических.
Ты поверил в чудо, а оно оказалось ложью, приманкой, и теперь поменять что-то в ситуации можешь только ты сам.

Пропустив через себя это всё, не зная, как вернуть хотя бы надежду (теперь обратно подниматься по сыпучке вдоль снежника, а на чём?..), по какому-то наитию кричишь шёпотом: "Ни за что не сдамся!" - и стираются границы.
Уходят все "опасно", "страшно", остаётся воля и "может случиться всё что угодно, но руки я не опущу".
Уже неважно, где и как подниматься, где и как спускаться: ты и только ты несёшь ответственность за происходящее с тобой самим.

Добираешься до травяного склона, спускаешься - где-то на корточках, где-то по-человечьи, в каком-то полушоковом состоянии залазишь на предвершинье горки напротив.
Она вся сложена из камней, но по ней точно лазить адекватно.
И с неё видно, куда ты пыталась залезть.
Неутешительное зрелище)

Спрашивать бы себя: "Настя, зачем ты полезла на скалы?"
Но внутри та самая тишина, смешанная с чувством вины за то, что не переборола страх и не добралась до вершины.
Тишины, правда, в разы больше, ибо.

***
... Никогда раньше не сталкивалась с подобного рода рисками один на один.
Мне всегда казалось, что "береги себя" - значит, оберегай себя от оных, лучше оправданный риск сочти за неоправданный, нежели наоборот.
Но "береги себя" не про зло, а подобная трактовка про оное.
Ведь так выходит ода страху и комфорту, а Себя отношения к оным не имеет.

Представляется, что бережёшь себя ты не тогда, когда не идёшь туда, где страшно, но когда не позволяешь себе малодушия.
Не в действиях - прежде всего, в чувствах и мыслях.
И рисковать ведь можно сломя голову, но чем это лучше, нежели не рисковать?..
*А куколке беречь себя не от чего: она и так в коконе*.

@темы: в зеркале моих восприятий, кружок по плетению мыслей, мир на сетчатке глаза, тяпкой в душу

Дневник Ckryt

главная